?

Log in

No account? Create an account
15. Книга скандинавского автора 23/52

Мыльная опера и мелодрама чистой (мыльной?) воды, но такая по-хорошему скандинавская и сумасшедшая, вот прямо-таки типично скандинавское сумасшествие в каждой строчке. Я немного даже влюбилась, хотя поначалу книга мне казалась невразумительной и нелепой. Вижу все её недостатки, и в любом другом случае такой стиль меня бы раздражал, когда, знаете, разные философские максимы с мудрым видом изрекаются в отдельной строчке, и потому средняя длина абзаца на книгу — одно предложение. Но я же шведоман, а книга такая типично шведская, про жизнь двух дружественных семей в Гётеборге, во время Второй Мировой и еще лет двадцать после. И всё время у них что-то происходит, кто-то влюбляется, ссорится, мирится, женится, сходит с ума, болеет, лечится, галлюцинирует (о эти галлюциногенные мутные главы курсивом, как я вас ненавидела!)... Такие драмы разворачиваются из ничего, что мало не покажется. В итоге я даже серьезно подумываю прочитать у Фредрикссон другой её переведенный на английский роман. А то и экранизацию шведскую посмотреть (хотя самого младшего Скарсгарда я как-то совсем не перевариваю).

Мой прогресс в челлендже (начинаю бояться не успеть)

'Into the Water' by Paula Hawkins

16. Современный триллер 22/52

Эта книга меня не так сильно проняла, как "Девушка в поезде", но тоже оказалась ничего так. Очень колоритное место действия — этакий зачарованный городок на севере Англии, сквозь который протекает река ("куда бы не пошел — выйдешь к реке"), и в этой реке постоянно топятся женщины (или их топят), еще с 17 века. Фотограф и писательница Нел помешана на месте под названием "The Beckford Drowning Pool" и собирается написать о нем книгу, но потом сама там тонет. Её дочь остается сиротой, и присмотреть за ней приезжает сестра Джулс, которая в городке своего детства пережила немало ужасов и сама чуть не утонула на этом самом месте. Утопленницы разговаривают с медиумом Никки, безумные люди бродят по городу ночами, а загадочные утопления Нел и школьной подруги её дочери оказываются переплетены с тайной тридцатилетней давности. 

'The Progress of Love' by Alice Munro

29. Книга с семейной тайной 21/52

Это сборник рассказов, и семейных тайн там целая куча, чуть ли не из каждого рассказа выглядывает.

Едва ли неделя прошла после прочтения, а я уже практически не помню, о чем были эти рассказы, и даже когда сейчас прошлась по списку их названий, ни один не могу выделить как особенно запомнившийся. Ну, разве что "Miles City, Montana", спасибо l_i_d_y_a за рекомендацию, благодаря которой я и взяла в руки этот сборник.

И хоть в памяти у меня все эти рассказы и слились в одно тоскливое серое пятно, читала я с большим интересом, в них, мне кажется, важен не сюжет, а сам ход мысли и психологический узор, все эти бесчисленные мелкие детали, в которые хочется вглядываться, как в чье-то аккуратное вязание, на поверхности вроде бы невзрачный серый свитер, а приглядишься — и хочется рассмотреть каждый узелок.

'The Secret Place' by Tana French

21. Книга, где главный герой — противоположного вам пола 20/52

Это был мой отпускной детектив. Мы ведь все любим отпускные детективы, правда?

Завязка была интересная. В элитной частной школе для девочек находят убитого мотыгой мальчика, с букетиком гиацинтов и презервативом в кармане. Виновного так и не находят, дело закрывают, но через год на школьной доске анонимных признаний появляется записка со словами "Я знаю, кто убил Криса".

Главный герой в этой части - Стивен Моран, детектив из трущоб, амбициозный карьерист и виртуоз допросов. Но, если честно, я у Таны Френч никогда не могу до конца поверить в мужские роли, все равно мне постоянно мерещится, что это женский монолог, что только женщина может так описывать свои чувства и так рассуждать.

Но получать удовольствие от чтения мне это не мешает. В этой части Тана Френч еще добавила женской дружбы на века и немного колдовства. Понятно, что к концу это всё постепенно развеивается, но пока туман есть, в нем интересно плутать и гадать, кто же убил Криса. А про развязку я даже не буду ничего писать, а то я в каждом своем отзыве на Тану Френч повторяю, как попугай, одно и то же слово.
26. Книга с многообещающим названием 19/52

Не знаю, как вам, а мне это название казалось очень многообещающим. Отличное название! И обложка, по-моему, невероятно красивая.

Внутри же оказался очень печальный роман про то, как родители троих детей любили почему-то только одного своего ребенка, среднего. Оба причем, только Лидию. Любили, любили и залюбили. Написано здорово, но мне такой сюжет все же показался немного неправдоподобным, и развязка тоже.

Вообще эмоций роман у меня очень много вызвал, жаль, что больше отрицательных — в сторону матери, Мерилин. Не люблю быть judgemental bitch этакой осуждающей матерью в белом пальто, но как же я была на неё зла, как она меня выбесила! И как я надеюсь никогда-никогда на неё ни в чем не быть похожей! А автор вот её поведение как будто бы считает простительным и легко объяснимым, это меня тоже немного раздражало по ходу чтения.
34. Книга российского автора 18/52

Мария Галина — один из немногих российских авторов, за творчеством которых я слежу, и у кого стараюсь не пропускать новых книг. В конце апреля у неё вышел сборник рассказов "Не оглядываясь", и я бросилась его искать, но не нашла — в электронном виде его пока нигде купить нельзя. Сперва я расстроилась, а потом вспомнила, что у меня еще предыдущий сборник не прочитан! Так что последние два дня провела в обнимку с киндлом, тратя на чтение каждую свободную минутку. Сборник просто потрясающий! Вот прямо всё, за что я люблю Галину: прекрасный язык, ярко и метко выписанные подробности повседневной жизни, в которую постепенно, как будто исподтишка, вкрадывается что-то жуткое и сверхестественное. "Заплывая за буйки" напомнил одновременно "Медведок" и "Vita Nostra", такое городское фэнтези для книголюбов. "И все деревья в садах..." — жутчайший ботанический постапокалипсис. "Красные волки, красные гуси" тоже пробирает до мурашек, давно не читала ничего настолько страшного, правда, концовка немного странная, на мой взгляд. Повесть "Прощай, мой ангел" просто великолепна, безумная смесь жанров (романтический триллер? философский экшн? социальная фантастика? альтернативная история?), в которой всё прекрасно. В общем, не устаю рекомендовать, замечательный автор. 

'The North Water' by Ian McGuire

2. Книга с зимней темой 17/52

На Goodreads эту книгу кто-то метко назвал "Jack London on Steroids". В ней прямо отчетливые параллели с "Любовью к жизни", только действие происходит севернее, и вместо волка — белый медведь. А еще это очень похоже на любимый мной "Террор" Дэна Симмонса: то же место действия, схожая атмосфера, схожий стиль (кровища-расчлененка-ужасы) и сюжет (корабль, затертый во льдах, интрига, кто выживет, а кто нет). Белый медведь, который не просто медведь, а символ, опять-таки. Только ничего сверхестественного на этот раз, одна только жуткая, нечеловеческая жестокость. Зимняя атмосфера на высоте, прямо как сам там оказываешься, кульминационная сцена с замерзанием главного героя в снежном шторме пробирает до мурашек. Многие эпизоды производят невероятно тягостное впечатление, потому что написано это очень хорошо. Но вместе с тем есть интересный и динамичный сюжет, который (поделюсь новым словечком) по-американски можно назвать edge-of-your-seat. Оторваться было невозможно, и книгу я прочитала за два вечера. И даже пошла смотреть, что бы еще у Макгвайра почитать, жаль, что особо нечего.
Один вопрос меня только теперь мучает - неужели английские моряки в 1859 году действительно через слово вставляли f*ck и f*cking, в точности так, как это делают сейчас? Очень любопытно.
3. Биография/мемуары/история реального человека 16/52

Еще ни разу мне никто не давал почитать свои мемуары. Поэтому когда я случайно познакомилась с эксцентричной пожилой американкой по имени Венди, обсудила с ней проблемы современного феминизма и трудностей работающих мам, и она предложила мне почитать свои мемуары, я с радостью согласилась.

Хорошо, что близкого знакомства у нас не состоялось, так что мне теперь не придется ей при встрече объяснять, почему я её книгу еле-еле смогла дочитать.

На самом деле смешанные чувства у меня остались от этой книги: с одной стороны, видно яркого и необычного человека, увлеченного своим делом (архитектура, а сейчас на пенсии — изготовление пряжи и ковров). С другой стороны, я никак не привыкну к американскому способу самоподачи. Когда можно себя подавать как ярую феминистку, а при этом женщина до 30 лет не работала, кроме как от случая к случаю, и её обеспечивали родители или муж, и даже на дом ей мама денег заняла. Когда можно гордо заявлять "я объехала весь мир", а на это тоже денег мама дала. Когда можно подавать себя как ярую карьеристку, а при этом автор проработала всю жизнь в одной и той же государственной организации и писала про неё вещи типа "было скучно, и я на работе вязала". Когда можно подавать себя как увлеченного архитектора, но именно архитектором она, по-моему, от силы пару лет проработала, а потом стала менеджером и начала снова и снова подавать заявки на повышения, чтобы поскорее стать менеджером высшего звена. Именно про архитектуру в книге не так много, больше про руководство другими архитекторами. Ну и канцелярит, ужасный канцелярит, прямо видно руководителя высшего звена в каждом предложении. В общем, я рада, что у Венди Бертран всё хорошо, и она себе выстроила красивую и комфортную жизнь, но зачем я это читала, совершенно непонятно.

'4 3 2 1' by Paul Auster

46. Книга с параллельным сюжетом 15/52

Поразительный роман, у которого есть все шансы стать для меня лучшей книгой года. 866 страниц чистейшего удовольствия!

Чем-то неуловимо напомнил мне "Щегла" — это тоже лиричная coming-of-age story с Нью-Йорком в качестве отдельного персонажа и с многочисленными отсылками к Диккенсу и Достоевскому. Но Пол Остер не был бы Полом Остером, если бы не подсыпал щедро постмодернизма и метапрозы, многослойности и причудливых вложенных историй.

Не говоря уже об основной структуре романа, который представляет из себя четыре параллельно разворачивающиеся жизни одного и того же героя. Арчибальд Фергюсон родился 3 марта 1947 года. После первой же главы его судьба разветвляется на четыре стороны. И дальше автор предлагает знакомиться с ними параллельно, нумеруя главы как 1.1, 1.2, 1.3, 1.4, 2.1, 2.2 и т.д. Поначалу легко запутаться, поэтому лучше быть готовым и обращать внимание на номера. Я так вообще вспомнила полузабытое удовольствие от чтения с карандашом и блокнотом, туда я выписывала подробности из четырех жизней героя, чтобы не пропустить никаких интересных параллелей и оценить в полной мере все сюжетные завихрения.

В общем, у этой книги есть всё, что я люблю: подробное и обстоятельное описание взросления и юности, сотни способов дружить и любить, психологичность и глубина, динамичный сюжет, экскурсы в трагичные страницы современной американской истории (которые меня, как жителя Америки, теперь особенно интересуют), путешествия во Францию и франкофилия, а также герои, с которыми очень легко было сродниться и подружиться, потому что они все как один книжные черви и интеллектуалы (и вот бы когда-нибудь стать одной из них!)

Ну и напоследок процитирую первый абзац книги, не могу удержаться. (Дальше будет только лучше!)

According to family legend, Ferguson's grandfather departed on foot from his native city of Minsk with 100 rubles sewn into the lining of his jacket, traveled west to Hamburg through Warsaw and Berlin and then booked passage on a ship called the Empress of China. While waiting to be interviewed by an immigration official at Ellis Island, he struck up a conversation with a fellow Russian Jew. The man said to him: Forget the name Reznikoff. It won't do you any good here. You need an American name for your new life in America - something with a good American ring to it. Since English was still an alien tongue to Isaac Reznikoff in 1900, he asked his older, more experienced compatriot for a suggestion. Tell them you're Rockefeller, the man said. You can't go wrong with that. An hour passed, then another hour. And by the time the 19-year-old Reznikoff sat down to be questioned by the immigration official, he had forgotten the name the man had told him to give. Your name? - the official asked. Slapping his head in frustration, the weary immigrant blurted out in Yiddish, Ikh hobn fargessen (I've forgotten)! And so it was that Isaac Reznikoff began his new life in America as Ichabod Ferguson.

"The Hanging Tree" by Ben Aaronovitch

1. Книга, вышедшая в этом году 14/52

Шестая книга из серии "Реки Лондона", на которую я давно и прочно подсела. На этот раз констебль Питер Грант расследует подозрительную смерть девушки-подростка, находит себе новую напарницу и снова встречает старую, а также в очередной раз оказывается один на один с главным антагонистом серии, Безликим, и едва уносит ноги. В общем-то, ничего особенного, не лучше и не хуже, чем другие книги серии, но я к ней уже не могу критически относиться, потому что сроднилась с героями и жду от них вестей, как от старинных знакомых. Буду теперь ждать продолжения сериала через годик.

36. Книга о связи человека с животными или природой

В этом романе у главной героини тесная эмоциональная связь с белками, с одной конкретной в особенности. Но и природу в целом она тоже очень любит. Веблен Амундсен-Ховда живет в тихом уютном домике посреди бурлящего Пало Альто, влюблена в пишущие машинки, норвежский язык и социолога Торстейна Веблена. В общем, какой-то гибрид из Амели и героинь Уэса Андерсона. Что объясняет, почему первую половину книги я была в восторге и влюблена во всё: в необычный скачущий язык, в чудаковатых героев (а они там все до одного со странностями) и в их до комичного дисфункциональные семьи. Но потом обстановка стала какая-то прямо совсем удушающая и дочитывала я уже с желанием освободиться поскорее от этого морока и забыть про этих невыносимых людей.

“Huddled together on the last block of Tasso Street, in a California town known as Palo Alto, is a pair of humble bungalows, each one aplot in lilies. And in one lived a woman in the slim green spring of her life, and her name was Veblen Amundsen-Hovda.”

ps. Кажется, я нашла домик Веблен на гугл-картах.
22. Книга, события которой связаны с искусством 12/52

Подробно о том, как музыкальное искусство в СССР и персонально Дмитрия Дмитриевича Шостаковича зажимали при Сталине (и дожали при Хрущеве). Очень медитативное и философское получилось чтение со всеми оттенками смирения и печали. Много рассуждений о музыке и природе искусства в целом, и о том, как оно уживается с диктатурой (плохо, но уживается). Поразительно, насколько Джулиан Барнс "в теме" — то, что он не русский, и наши история и быт для него не родные, выдает только постоянное декоративное использование пословиц и поговорок в тексте (ну и парочка географических названий типа Zhukova вместо Zhukovo).
Ах да. Набоков — какашка.
Это моя третья книга Барнса, и пока что мне она больше всего понравилась!
Тем более что музыка Шостаковича мне еще со школы нравится, и было очень интересно побольше узнать о его жизни. Теперь вот захотелось и произведения его переслушать.
А у Барнса на очереди "The Sense of an Ending", по которому как раз сняли фильм c заманчивым трейлером.

фотобонусСвернуть )

13. Книга, которую выберет для тебя другой участник вызова

Спасибо, Катя, это было круто!

Книга-аттракцион с удивительными приключениями, умными детишками, апокалипсисом, юмором, говорящими птицами и всякими технологическими штучками, всё, как я люблю. Обожаю такое вот ненавязчивое фэнтези, которое щедро разбавлено повседневностью. На первом плане проблемы взаимоотношений героев: травля одноклассниками, непонимание родителями, отсутствие дружеской поддержки, когда она нужна больше всего. И только потом автор напомнит, что главная героиня тут вообще-то ведьма, а главный герой — гик-вундеркинд. А еще в этой книге очень живой и красочный портрет Сан-Франциско, хоть прямо иди и ищи тот волшебный книжный магазин.

"Other cities had gargoyles or statues watching over them. San Francisco had scare owls. They stood guard along the city’s rooftops, hunched over bright ornate designs that were washed out by waves of fog. These wooden creatures bore witness to every crime and act of charity on the streets without changing their somber expressions. Their original purpose of frightening pigeons had ended in failure, but they still managed to startle the occasional human. Mostly, they were a friendly presence in the night." (c)

"The Tresspasser" by Tana French

24. Книга с событиями в Европе 10/52

Вообще говоря, у половины книг, что я читаю, события в Европе. Странный какой-то пункт. Но тем менее. Да, я прочитала очередной неправдоподобный детектив от Таны Френч. Не думаю, что смогу без спойлеров объяснить, в чем именно заключается неправдоподобие, но тут оно прямо удвоенное, потому что разворачиваются параллельно две интриги: одна связана с расследованием убийства молодой девушки, а вторая — с рабочими проблемами главной героини, детектива Антуанетты Конвэй. И у обеих, по-моему, совершенно несуразные развязки. Но мне всё равно нравится это читать, вот парадокс! За смешные ирландские ругательства, за неожиданно трогательные эпизоды и портреты (Рори Фаллон, владелец книжного магазинчика, например), за атмосферность и спецэффекты (у Френч всё время что-то интересное происходит с воздухом, он сворачивается и подрагивает на концах, будто героиня любые изменения в обстановке воспринимает визуально). В общем, теперь встала в очередь в библиотеке за предыдущей частью, "The Secret Place", про ту же Антуанетту. Нравится мне эта героиня без страха и упрёка, пусть и нереальная она какая-то.

'Moonglow' by Michael Chabon

31. Книга, описывающая историю всей жизни персонажа

Известный американский писатель Майкл Чабон, с которым я давно уже хотела познакомиться, в конце прошлого года опубликовал беллетризованные мемуары своего деда.

Дед всю жизнь молчал, но на смертном одре под морфином разговорился, и рассказал дежурившему у постели внуку всю свою жизненную историю, от детства в бедной еврейской семье в трущобах Филадельфии до сексуальных приключений в доме престарелых. Правда, рассказывал немного не по порядку. Например, начнется роман с описания эпизода в 1957 году, когда уволенный с работы дед в гневе чуть не задушил начальника телефонным шнуром.

Как пишет сам автор: "I remember my mother telling me, when she was in the midst of selling my grandfather's estate, that fifty percent of a person's medical expenses are incurred in the last six months of life. My grandfather's history of himself was distributed even more disproportionately: Ninety percent of everything he ever told me about his life, I heard during its final ten days".

Впрочем, дед ему вовсе не дед, да и бабушка совсем не та, за кого себя выдавала. Поразительная семейная история на самом деле. Про такое просто нельзя было не написать книгу. Хотя в некоторых моментах мне было не по себе, что автор постоянно обращается к безымянному герою "мой дед" (особенно, когда описывает, как именно дедушка занимался сексом с бабушкой).

"According to my grandfather, my grandmother's first words to her future husband were: 'Your head would look good on a fence'."

Но дед у автора был хоть куда: вырос в бедной семье, рос хулиганом, но потом выучился и стал инженером, во время Второй Мировой побыл шпионом и изобретал всякие шпионские штучки, потом охотился в Германии за учеными-нацистами, женился на сумасбродной (буквально) француженке, сидел в тюрьме, охотился на питона... а еще всю жизнь сходил с ума по ракетам и полетам на Луну. Тема одержимости космосом проходит красной нитью через всю книгу. А для меня в результате открылась темная страница космической истории, которая всеми замалчивается, и о которой я никогда до этого не задумывалась.

Повествование мне местами казалось сумбурным и занудным, но местами — просто невероятно смешным и увлекательным, а местами пробирало чуть ли не до слез. Так что впечатления от прочтения остались немного смешанные, но Чабона я теперь абсолютно точно буду читать еще! У него самобытный, ни на что не похожий стиль письма, и темы он поднимает очень интересные.

"He understood that it was possible to define the word fool as 'one who takes on a job without knowing its true extent or difficulty', but after all, that had been standard procedure in the Army Corps of Engineers. If there was anything like wisdom to be gained in this world, maybe it was to be found in the hopeful, hopeless motto of the Corps: Essayons".

'Broken Harbor' by Tana French

14. Классический детектив 8/52

Классический полицейский процедурал с ирландским колоритом. Ночью в своем доме убиты мужчина и двое маленьких детей, мать чудом выжила после нападения. Матерый детектив Майк Кеннеди с напарником-новичком Ричи начинают расследование, тянут ниточку за ниточкой, методично уламывают несговорчивых свидетелей и демонстрируют все виды психологических трюков во время интервью с подозреваемыми.

Тана Френч — королева неправдоподобных детективов, от которых, тем не менее, не оторваться. Читаю уже четвертый, каждый раз немного кривлю лицо, но всё равно знаю, что буду читать серию и дальше.

Пусть я и сомневаюсь, что полицейские в Дублине так работают, так себя ведут и разговаривают. И главная сюжетная драма для меня совершенно инопланетная и дикая. Но Тана Френч умеет таким великолепным языком описать происходящее, что не лень сделать усилие, чтобы во всё это поверить.

"The Paying Guests" by Sarah Waters

12. Исторический роман 7/52

Роман про Лондон начала 1920-х: подробный, многословный, обстоятельный. Больше двух месяцев у меня ушло на его прослушивание. Juliet Stevenson, конечно, чтица 80-го уровня — так мастерски изобразить множество самых разных голосов и акцентов! Иногда прямо не верилось, что это всё читает один и тот же человек.

Из книги можно узнать и любопытные детали быта тех времен, и (чуть позже) о том, как тогда в Англии проходили громкие полицейские расследования и судебные процессы.

Сперва описываются будни респектабельного дома: в отчаянных попытках сохранить респектабельность и свести концы с концами старушка-мать и её дочь Франсис подселяют к себе жильцов, молодую семейную пару. Первую половину книги, по моим ощущениям, вообще мало что происходило — главная героиня занималась домашними делами, ходила на прогулки, вспоминала дела минувших дней, общалась с домочадцами. Но читать (а в моем случае — слушать) всё равно было интересно, Сара Уотерс умеет живо и прочувствованно описывать какие-то самые простые бытовые нюансы. Десять минут слушать, как Франсис моет полы и подметает лестницу? Да пожалуйста! Пять минут описаний чьего-то туалета — буду увлеченно прикидывать, носят ли сейчас такие же интересные сочетания цветов.

Во второй половине читателя ждут сперва очень убедительная love story между двумя женщинами, а потом саспенс и достоевщина. Вот что у Сары Уотерс лучше всего получается, так это нагнетать обстановку, когда сердце сжимается от недобрых предчувствий, и на душе становится тяжело и томительно. (Это я еще в "Тонкой работе" заметила). Но вообще мне очень нравится её стиль письма, и особенно как она описывает эмоции — вплоть до каких-то мельчайших, едва уловимых душевных сдвигов, находя для этого тонкие и необычные сравнения. Сюжет у романа тоже интересный, есть над чем поволноваться, и напряжение не отпускает до самого конца. И какая-то еще в этих строках просвечивает неподдельная человечность и сильнейшая эмпатия, вот это чувство "всех жалко", за которое я обычно влюбляюсь в книги немедленно.

Ощущения у меня остались несколько смазанные из-за длительного прослушивания урывками, но, по-моему, книга отличная.

'The Paying Guests' на Амазоне
33. Книга с событиями в военное время

Спасибо Netgalley и издательству Grenzland Press за предоставление электронной копии.

Историко-приключенческий роман, вдохновленный реальными событиями: родственники автора во время Второй Мировой участвовали в движении Сопротивления на территории оккупированной Норвегии. В частности, помогали пилотам сбитых самолетов перебраться на территорию нейтральной Швеции.

Сюжет у книги такой: главная героиня, пятнадцатилетняя Кари, живет вместе со своим отцом на бедном хуторе в центральной Норвегии (долина Stjørdalen, где-то между Трондхеймом и Оре). Однажды рядом с их участком в лес падает самолет. Кари отправляется туда, находит симпатичного американского пилота (он в ожидании висел на дереве, как спелая груша), тут же придумывает имена их будущим детям (ну, почти) и предлагает проводить его до границы со Швецией. Тот радостно соглашается, и начинается их полное опасностей путешествие по занесенным снегами горам и лесам. Парочку по пятам преследуют: отец-вдовец (чтобы спасти), офицер Вермахта (чтобы убить) и местный неудачник-квислинг (с неясными целями).

Получилась трогательно неловкая и неуклюжая, но интересная и необычная книга: янг-эдалт с нотками Джека Лондона, до краев наполненный скандинавским колоритом. Белое безмолвие, заледенелые просторы и суровые сдержанные люди "с тайным огнем" внутри, которые, в основном, не друг с другом общаются, а сами с собой ведут сложные внутренние монологи. Я сбилась со счету, сколько раз мне встретились фразы типа "Он(а) хотел(а) сказать о своих чувствах и мыслях, но потом решил(а) промолчать". А еще я не могла не оценить великолепные описания природы и быта местных жителей.
Советую всем, кто любит скандинавов так же, как я!

"Land of Hidden Fires" на Амазоне
42. Книга, изданная под псевдонимом

Продолжаю знакомиться с серией книг про сироток Бодлеров, и вторая оказалась ничуть не хуже первой, а то и лучше! Местами уморительно смешная, местами упоительно абсурдная.

В ней дети попадают в дом к новому родственнику —  дяде Монти, известному герпетологу. И вынуждены в очередной раз бороться за свою жизнь.

Вот только некоторые сюжетные повороты меня заставили-таки задуматься о том, с какого возраста я бы не побоялась дать эту книжку в руки ребенку. Мне кажется, что слишком юного читателя происходящее может не на шутку расстроить.

Я пошла исследовать этот вопрос, и гугл на мой запрос выдал мнение самого автора: “People say, ‘How old does a child need to be to appreciate Lemony Snicket?’ And I say, ‘It’s not how old, it’s the arrival of irony.’”

Автор, значит, советует следующее: есть ребенок, который просит печеньку. Скажите ребенку: одна из этих печенек отравлена, но я не знаю, какая. Дальше дети делятся на два типа: один ребенок будет этим напуган, а другой придет в восторг. Второму можно смело давать эти книжки!
32. Книга с ярко выраженным злодеем

Обычно я как раз читаю книги без ярко выраженных злодеев. Но тут злодей так злодей — карикатурный даже. Граф Олаф становится опекуном троих осиротевших детишек и тут же начинает строить злобные планы по отъему их унаследованного состояния.

Про Лемони Сникета я услышала благодаря выходу сериала "A Series of Unfortunate Events", трейлер заинтересовал, и захотелось ознакомиться с первоисточником. А им оказалась целая серия книг для подростков. И после первой я абсолютно уверена, что прочитаю все тринадцать томов этой комично-готичной саги. Благо они совсем небольшие и читаются быстро. Зато сколько положительных эмоций! Автор очень смешно шутит и при этом ухитряется так выстраивать абсурдный и анекдотичный сюжет, что за судьбу героев порой начинаешь не на шутку волноваться. В общем, запишите меня в фанаты!

"There are many, many types of books in the world, which makes good sense, because there are many, many types of people, and everybody wants to read something different. For instance, people who hate stories in which terrible things happen to small children should put this book down immediately." (c)

Календарь

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com