Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

williwaw reads

'Transit' By Rachel Cusk

35. Книга с названием в одно слово 26/52

Продолжение романа "The Outline", про который я уже писала. Написано по той же схеме, только теперь главная героиня после развода уже не по Греции отстранённо бродит, а по Лондону, и снова ведет задушевные разговоры со всеми подряд: с парикмахером, с бригадиром ремонтников, с работником-албанцем, со старинным знакомым, которого она много лет не видела, с дальним родственником и его друзьями на званом ужине и т.д. И снова все перед ней раскрывают душу и выкладывают такие подробности о своей жизни, что просто диву даешься, как это ей удается столько информации из людей вытягивать.
Опять почти несвязанные между собой главы-зарисовки, опять точные психологичные описания, меткие сравнения и интересные повторяющиеся мотивы: в этой книге это жестокость взрослых по отношению к своим детям и то, насколько много во взрослых остается от детей, какими они когда-то были. Лучше всего Рейчел Каск удаются портреты людей! Она прямо виртуоз человекоописаний.

ps. А я между тем осилила половину челленджа и начинаю верить, что смогу его закончить! >> Мой прогресс <<
Williwaw is snowflake

"The City & the City" by China Miéville

Когда я иду по улицам Петербурга, я намеренно не замечаю одну из его сторон, ту, что мне чужда и неприятна. Стоит включить внутреннее «развидение», и вот уже нет ни развязных гопников, ни опухших бомжей, ни куч собачьего дерьма на тротуарах: я их «не вижу», но при этом умудряюсь обойти стороной и не вляпаться. Я «развидела» столько всего за годы жизни здесь: нацистские и ура-патриотичные лозунги на стенах, уродливую архитектуру, пьяные ссоры и драки. Я «расслышала» матерную брань и похабные шуточки, вой сигнализаций, радио «шансон» и тошнотворную звуковую рекламу.

Но в полной безопасности я себя смогу чувствовать только тогда, когда и я стану невидимой и недосягаемой для этого страшного мира, когда никто и ничто оттуда не сможет до меня дотянуться. И если для этого понадобится опасная, тёмная, тайная сила, которую будут бояться даже полные отморозки, что ж... возможно, и я почувствую желание продать ей душу и променять свободу на безопасность. Пусть только меня защитят!

Мьевиль описывает мир, в котором такой выбор давным-давно сделан. Одна и та же физическая локация разбита на два логических раздела: восточно-славянский Бешель, демократичный союзник США и Европы в бедности и запустении, и активно развивающийся квазимусульманский Уль-Квома, где уже давно правит одна партия, с оппозицией безжалостно расправляются, но при этом возводят всё новые небоскребы. А жители двух городов с детства приучаются не замечать друг друга, в упор не видеть собственных соседей, «не так» одетых пешеходов, вывески «не на том» языке. Но работает это всё только под угрозой немедленной и неминуемой расправы с тем, кто осмелится нарушить это хрупкое равновесие, это напряженное взаимное незамечание.

Гипербола, конечно же, но, если подумать, во многих реальных городах почти так и живут.

В общем, начальная задумка потрясающая, но можно ли только на ней одной вывезти такой длинный роман? Мне показалось, что автору это не слишком удалось. Детективная составляющая меня почти не увлекла. Это очень странный детектив: главный герой кажется некомпетентным бездельником, который постоянно пытается спихнуть свои обязанности на других и то и дело вопрошает «Что же мне теперь делать?» – порой даже вслух. «Detect, detective. Go fucking detecting,» – говорят ему. А он всё не может определиться: вроде и загадочное убийство американской студентки ему расследовать интересно, и умыть руки поскорее хочется, а то как бы чего не случилось. В общем, какая-то букашка несамостоятельная, а не следователь. Зато напарница у него симпатичная: она и делает всю основную работу, не забывая при этом вставлять уважительные «да, босс». И только к концу книги главный герой несколько оживляется – страх за свою жизнь заставляет его поработать головой, и тут же к нему приходят озарение за озарением. Наконец-то!

И всё-таки мне хотелось другого конца для этого города и его несчастных, издерганных жителей, измученных собственной трусостью.
williwaw reads

"Les racines du ciel" de Romain Gary

racinescielМожно ли признаваться в вечной любви писателю, если прочёл всего два его романа? Я долго думала и решила, что можно. Romain Gary, je vous aime!

В этом году как раз исполнилось сто лет со дня рождения этого необыкновенного человека и великого мистификатора. Его судьбу хочется пересказывать всем вокруг, захлебываясь от восторга.Collapse )
Итак, второй прочитанный мной роман Гари, после «La vie devant soi» (также получившего Гонкуровскую премию), и снова я под огромным впечатлением. Две недели я провела в несуществующем ныне государстве – Французской Экваториальной Африке, на территории нынешнего Чада и его столицы Нджамены, любуясь стадами слонов, рассветами на полноводной реке Шари и «песчаными отмелями, где неподвижно стоят тысячи белых голенастых птиц».

Проза Гари играет всеми красками и переливается калейдоскопом жанров, совершенно непонятно, что перед тобой такое: серьезные обсуждения общественно-политических тем переходят в приключенческий экшн в саванне, трагические зарисовки из немецких концлагерей перемежаются с искрометной сатирой (есть даже забавная сценка из Москвы 50-х), а печальный романтизм внезапно превращается в торжественный гимн красоте и величию дикой природы.

Вообще Ромен Гари первым начал писать романы на экологические темы, выступая против спортивной охоты, убийства детенышей тюленей, свалок радиоактивных отходов и вырубок лесов. Хотя в 1956 году мало кто задумывался об экологии и защите природы, ведь после Второй Мировой многим казалось, что скорее сам человек – вид, которому угрожает исчезновение. Люди продолжали губить природу с теми же отговорками, что и сейчас.

И вот отважный идеалист Морель берет ружье и в одиночку идёт защищать слонов от охотников. В его борьбу включаются по самым разным причинам всё новые и новые участники, от журналистов до священников, но и против него тоже ведется борьба – причем с самыми разными мотивами. Помимо охраны природы и её воздействия на душу человека, в романе затрагиваются такие темы, как разочарование Запада в себе самом после Второй Мировой, Холодная Война, журналистика и пропаганда, колониализм и бедственное положение африканских аборигенов, политическое освобождение Африки и предчувствие грядущих кровопролитий. Я не знаю, как Гари это удаётся, но его тексты — это одновременно прививка от равнодушия и гимн идеализму и вместе с тем предостережение от вечной уверенности в собственной правоте, напоминание, что у каждого своя правда, и что у каждой проблемы современного общества невероятно много нюансов.

Гари всё-таки гениальный писатель: такой размах мысли, и при этом все персонажи до мельчайших деталей правдоподобны, каждого понимаешь, каждому сочувствуешь. Бесподобен главный герой – неунывающий француз Морель, рассерженный гуманист с ружьем, «чудак из Чада» – лотарингский крестик на груди, насмешливый блеск в глубине карих глаз и «нелепый портфель вечного воителя, битком набитый брошюрами и воззваниями». Совершенно прекрасен фотограф Эйб Филдс, при крушении самолета первым делом спасающий свои плёнки. До слёз жалко немку Минну, пережившую бомбежки Берлина и его захват советскими войсками. И очень правдоподобным получился пожилой датский экотеррорист Пер Квист, суровый и величественный патриарх, которому даже преклонный возраст не мешает защищать «все корни, которые Бог посадил в землю, а также те, которые он навечно внедрил в человеческую душу» – справедливость, свободу и любовь к природе.


PS. Я прочитала роман в оригинале, но время от времени проверяла себя по переводу. Доступный онлайн перевод Голышевой мне не понравился. Мне кажется, он полон корявостей, умолчаний во всём, что касается СССР, написан примерно вот такими предложениями и вполне может испортить вам впечатление от книги. Знающие люди на Флибусте пишут, что роман лучше читать в переводе Зверева.
francais

"Миф о красоте" Наоми Вульф


Если честно, мне показалось, что книга написана очень плохим языком: автор порой чересчур увлекается, перескакивает с факта на факт без всякой системы, часто противоречит сама себе, постоянно повторяется, преувеличенно возмущается всем подряд и проталкивает несколько параноидальную идею всемирного заговора против женщин.

В общем, эту книгу трудно читать. Но - нужно. Потому что на некоторые по-настоящему важные вещи она открывает глаза. И мощно так открывает, прямо чувствуешь, как в голове рушатся какие-то стенки и заслонки. На многое я теперь буду смотреть совсем по-другому. Что прочитала - не жалею.

И заодно торжественно обещаю сама себе, что никогда больше не буду сидеть на диетах, худеть, восхищаться худышками и молчаливо осуждать полных девушек, писать о похудении и ругать свой вес, пока мой индекс массы тела не превысит медицинского показателя избыточности в 25 (сейчас - 20.45).

Суть книги в сокращенном виде, как мне кажется, полностью отражает цитата под катом.

Collapse )
francais

En un mot

Меня часто поражает, как много можно сказать и в английском, и во французском всего одним словом. Я такие слова часто выписываю по ходу чтения. И вот даже составила подборку. Как французы могут метко описать какого-то человека одним словом или парой слов? Буду рада дополнениям, дорогие друзья-франкофилы!

Collapse )

Готовлюсь обнародовать свою английскую подборку с такого же рода словечками.)
Williwaw is light

smile with Jul

Вчера побывала на выставке Юлии Григорьевой (в чудесной компании). Выставка проходит в рамках фестиваля комиксов Бумфест и продлится до 17 октября, так что, петербуржцы, можете тоже зайти полюбоваться.

В графическом искусстве я совершенно не разбираюсь, но от картин Юли всегда поднимается настроение:



И если на сайте представлены в основном иллюстрации, то на выставке я увидела настоящие картины: с сюжетами и любопытными идеями, хотя и выполненные в характерной наивно-мультяшной манере. Миниатюрные города, большие густые леса, населенные сказочными персонажами, нарисованные с любовью животные - каждая картина Юли будто переносит в отдельный, уютный, бережно созданный мир. В котором хочется жить и радоваться жизни.

Williwaw is light

И.Грекова "Перелом"

Последнюю неделю читаю Грекову, забросила свои занятия английским (по часу на каждое из четырех базовых activities) и мучительно-принудительное чтение "Eating animals".
Вторая книга Грековой, которую категорически нельзя пропустить - повесть "Перелом". Не хочу раскрывать сюжет даже частично, хотя здесь он выпуклый и чёткий, по-настоящему увлекающий. Главная героиня - врач, вся себя отдающая работе. Врач очень хороший, многое понимающий, внимательный к людям. Мать двоих взрослых сыновей. То, что происходит с ней потом, эмоционально захватывает и не отпускает: то с болью ощущаешь, как при тебе рассыпается на части чье-то стройное, красивое построенное здание, то вдруг с какой-то смутной радостью наблюдаешь закладку на его месте еще более величественного дворца. И написано это всё гораздо более ясным, чистым языком, чем эта корявая so-called рецензия. Просто, по-моему, это безумно важно - иногда читать книги про мужественных и честных людей, живущих для того, чтобы расти над собой, и не сдающихся на волю судьбы.
Williwaw is light

(no subject)

вот так незаметно я и выросла из нежного возраста, когда каждая вторая девочка гордится своим "преимущественно мужским" кругом общения и не упустит случая лишний раз упомянуть, что с парнями ей всегда было гораааздо проще найти общий язык... с самого детства, ага, а вот женщин и т.н. женских разговоров она не понимает и не признаёт.
(и вообще мужчины честнее, порядочнее и остроумнее)

а теперь я думаю, что гомогендерную дружбу ничто не заменит.

Williwaw is light

Middlemarch by George Eliot as one of the 10 Greatest Books of All Time

Ужас как надоело прыгать по дому на одной ноге, но я решила до субботы обеспечить посиневшей конечности максимальную неподвижность - глядишь, не испортит мне отдых.

Лежа пластом, нашла время дочитать "Мидлмарч" - для такого удовольствия требуется как раз полный покой и неспешность. Книга прекрасная, тонкая, психологичная, полная многословных рассуждений о мельчайших нюансах человеческих чувств, намерений и душевных движений. Не раздумывая, занесу в список любимых и приобрету для домашней библиотеки при первой же возможности.

Вообще такое могла написать только женщина, и, наверное, только женщина сможет увлечённо прочесть. Зерно повествования вовсе не в социально-политической борьбе того времени и не в описании "ханжеского общества мещан", как гласит аннотация 1981 года. В первую очередь это книга про любовь - и в огромном по объему романе скрыто множество любовных историй, запутанных, целомудренных, полных викторианской сдержанности и взаимных недоговорок, но все же занимательных и не потерявших психологической актуальности.

Тут и подробное описание мотивов достойного, умного мужчины, выбравшего себе в жёны "прелесть какое глупенькое" кроткое создание (проще говоря, эгоцентричную дуру) и позже пожинающего горькие плоды своего поступка (а не надо было относиться к женщине как к милой, восхищенно смотрящей ручной зверушке), и история любви двух благородных, но гордых и требовательных натур, много вытерпевших из-за стремления к высоким и "безгрешным отношениям", и светлые картины семейного счастья людей, умеющих принимать, ценить и поддерживать друг друга... и еще много всего уместилось на почти 900 страницах мелким шрифтом.

Читая, иногда думала - какое счастье, что в наше время можно стало выражаться прямо, честно и без обиняков, а не упражняться в недомолвках и пространных оговорках, а иногда поражалась вызванному этим богатству речи и глубине размышлений героев, от которых, в отличие от нас, совесть требовала хорошенько подумать, прежде чем сказать что-то резкое или обидное для других.

Collapse )